?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр


ИНСТРУКЦИЯ  ПО  ДЕГРАДАЦИИ.

                                                                                                                                                                                             
                                        Уже несколько лет я постоянно ставлю знак равенства между словами «рокер» и «поппер». Надеюсь, не потому, что я, как многие мои знакомые по давним временам, становлюсь старой занудой и ностальгирующей, пускающей слюни идиоткой.

И не потому, что наши рокеры стали вдруг плохо играть или петь безголосо - они не шибко знатные игруны – певцы были и раньше. Просто к неожиданному, но закономерному финалу подошёл процесс коммерциализации отечественного рока, который начался ещё в конце 80-х. Да-да, уже тогда я наблюдала первые признаки «срамной болезни», от которой некоторые корчатся в муках и умирают, а некоторые, поддерживаемые постоянными «инъекциями», коптят небо долго-долго, но стыдно. И неизвестно, как оно лучше и безболезненнее. 
В середине 80-х наши мальчики с гитарами просто не могли не играть рок-н-ролл. Они корчились от внутреннего огня и желания выплеснуть свой жар на публику. Неважно, в зале на 100 человек или в квартире на 10 человек. За «квартирник» в Москве Майк Науменко («Зоопарк») брал несколько бутылок портвейна. Так же, как и Юрий Шевчук. Чтобы попасть на квартирный сейшен Гребенщикова с гитарой надо было заплатить по 5 рублей – самая дорогая цена «квартирника». Думаю, что после оплаты поезда и портвейна, «идейному» БГ и денежка какая-нибудь перепадала. Но не шибко большая. Так, для поддержания БоГоподобного имиджа. Ведь именно тогда в лифтах филфака МГУ я видела надпись: «БГ – БОГ». И хихикала над нею. Тогда делом чести для организаторов подпольного концерта было оплатить проезд музыкантов и купить им поесть-выпить, устроив на какой-нибудь флэт к знакомым. Что оставалось самому организатору – это мифы и легенды того времени. Если, конечно, это не какой-нибудь айзеншпис или кацман, который умудрялся на один и тот же концерт «Машины времени» (ха-ха-ха, но она тоже в то время считалась почти «подпольной») в один и тот же день и час продать билеты людям на разные залы. А реально сделать концерт в совершенно другом месте. Публике просто некуда и невозможно было идти жаловаться на отсутствие концерта по клочкам бумажки, за которые они заплатили свои кровные. Так ныне покойный жучила сколачивал свои первые деньги. Это ничего, что я здесь много гадкой правды буду говорить о покойниках? Без этого нельзя – слишком много этих самых покойников вокруг. И если о них, как положено, или хорошо, или ничего не говорить, то останутся целые абзацы многоточий. 
Но Айзеншпис, как и многие-многие такого же типа мужички, к рокенролу был равнодушен. Им всё равно было, за что получать деньги, лишь бы деньги были. Недаром позднее они занимались всякими педрилами, типа Сташевского и Билана. Или юными слащаворылыми «нанайцами». Или организацией кинофестивалей. Или раскруткой попсоватых «мумми-троллей» вкупе с «валериями гулькиными». Здесь речь идёт не об этих горе-продюсерах, которые сейчас обожают разглагольствовать о своём роковом прошлом и о своих заслугах в «деле становления» и оподления русского рока. Хотя когда-нибудь бы надо и их «на три раза покрыть матом», ибо, если бы не их козловатое присутствие, возможно, история русского альтернативного рока пошла бы другим путем и не превратилась бы в кучу непотребного дерьма, каковой она является сейчас.
Процесс же «говнизации» проходил на моих глазах. Накануне легендарного Подольского рок-фестиваля 1987 года с моего домашнего телефона шли бесконечные междугородние переговоры с музыкантами из разных городов. И здесь впервые от Майка перезванивали через каждые пол-часа, увеличивая сумму гонорара за выступление. Хотя даже питерские рокеры ещё ни разу не выступали перед аудиторией больше 300 человек, а площадка в подольском парке – это несколько тысяч зрителей. Но вопрос денег уже маячил на горизонте. Гребенщиков вообще предпочёл уехать в Америку. Никто, даже он сам, наверное, уже не помнит, зачем и почему он туда ездил, но легендарную страницу отечественного рок-движения он пролистнул, не глядя. Несколькими годами раньше он писал кипятком, чтобы засветиться на фестивале в каком-то заштатном доме культуры в горном ауле Тбилиси. А сейчас многотысячная аудитория в почти Москве уже не для него. Забавно. Ревякин из Новосибирска выторговывал себе «пьедестальное место» на Подольском фестивале, т.к. за «места» обещали денежку. И мы соглашались, чтобы отчитаться по деньгам «папикам», за что мы платим какому-то неведомому пацаку из Новосибирска 300 рублей. Ревякину было обещано первое место в фестивальном «наградном листе». Но, справедливости ради надо отметить, что этаких уродов было тогда мало. И мы, в раже подготовки к такому событию, как первый советский рок-фестиваль, не зацикливались на подобных «мелочах». Главное было – пробиться. К звуку и свету. И мы пробились. А уже через месяц после Подольска, доселе никому не известный «Наутилус Помпилиус» (первая публикация о котором появилась в моём самиздатовском журнале «ЗОМБИ», первое приглашение от меня же в Москву для выступления на Черноголовском рок-фестивале за несколько месяцев до Подольска, приглашение на Подольск) назвал мне свою тогдашнюю цену в 1000 рублей на предложение выступить перед студентами МФТИ. Это был зал мест на 300. И такой грандиозной суммы там было просто невозможно собрать. Ибо стоимость билетов была 3 рубля, а расходы – аренда звукового аппарата, транспорт на его довоз-вывоз, проезд музыкантов из Свердловска. Короче говоря, это было началом конца. Потом была «Гражданская оборона» на фестивале «СЫРОК» 1988 г. и Егор Летов, который стоял за кулисами пока его менеджер не сказал ему, что обещанные за выступление деньги ему выплачены. Сейчас видеозапись этого выступления «ГО» является единственной сохранившейся профессиональной записью, ибо тогда впервые мне удалось добиться того, что все дни фестиваля снимало телевидение четырьмя камерами. И смонтированный фильм по фестивалю существует в ТВ-формате. Хотя самого Егора уже нет. Многих нет. Майк Науменко, Виктор Цой, Игорь Летов… И ещё много-много ребят, для которых некогда рокенролльный квадрат был смыслом жизни. Возможно, если бы некоторые из них не изменили себе и своему року, то они были бы живы до сих пор. Пусть бы лучше играли в переходах и на квартирах, записывали альбомы дома и снимали хоум-клипы для Интернета. Но были бы живы и честны перед собой и перед… Богом? своими слушателями? друзьями? Нет, прежде всего, перед собой. Они нарушили созданный ими самими кодекс русского рокера – бескорыстного оппозиционера. И дегармонизировали своё бытие. А за ними пошла лавина проституирующих молодых ребят, которые подумали, что так и надо жить: сочинять стрёмные песенки и под гитару лабать за бабки. Главное, вычислить, за что больше башляют. Вычислили. За мат хорошо дают. Появился Шнур и группа «Ленинград». Типа панк. Развлекающий новых русских и их «леблядей» на корпоративах, в Куршавели. Иногда «за очень хорошие бабки» можно молодым оболтусам на стадионах показаться и поучить их материться в публичных местах. Горшок из «Король и шут» - тоже этакий «жестяной панк». Раньше были «пластмассовые хиппи», хиппующие по выходным в свободное от работы время. А сейчас на китайских развалах продаются такие забавные жестяные танцующие банки из-под кока-колы и пепси. Клиент хлопнет в ладоши или громки крикнет, а жестянка начинает музицировать и извиваться – смешно. Наши «панки» - тоже такие кривляющие музыкальные жестянки, которых любой заказчик с деньгами в любой момент может заставить петь и плясать. В лифтах молодёжь ещё пытается писать «Punk is not dead». Но я всегда зачёркиваю слово «not». За рубежом панк изначально был «дед», а у нас он плотно и безнадёжно «дед» последнее десятилетие. Иногда я ловлю себя на мысли, что, может быть, я чего-нибудь не знаю о современной молодёжной субкультуре, может быть, я просто постарела, а где-то там кипит жизнь - молодая, независимая «от денежного мешка и капитала»? А мне просто кажется, что кроме офисного планктона, с их микроскопическими интересами и потребностями, никого больше в молодёжной страте и нет. Что где-то играют яростный рокенролл старики ли, молодые ли их последователи. Но играют потому, что не могут не играть. Ах, как я всё же юна в своём идеализме! Чудо как юна! И это здорово. Недавно ещё раз убедилась в этом и порадовалась за себя. Вовлекли меня тут в экологические акции по защите уникального можжевелового заповедника на Утрише, что на побережье Чёрного моря. Среди 500-летних можжевельников ползают реликтовые средиземноморские черепахи. Короче говоря, единственные на территории России заповедный уголок с сотнями растений и животных-эндемиков. И вот какой-то гад, то ли просто люмпен-олигарх, то ли Сам, решили там себе дачку забабахать с вертолётной площадкой, баней, бетонированной автостоянкой на десяток автомобилей и пр. Черепах жалко. Нет, жалко всех, и пенсионеров, и детей, и инвалидов, и вообще всех живущих в нашей стране. Но мы-то адаптируемся худо-бедно к отечественному беспределу, а вот черепахи…В декабре началась массовая вырубка можжевельников. Работа шла спешная, даже по ночам. Страна попыталась собрать останки своих сил и в декабре 2008 г. под бульдозеры легли прямо в снег молодые и не очень ребята из Анапы, Питера, Майкопа, Краснодара. Новый 2009 год они встретили в палатках перед тракторами в лесах Утриша. Нельзя остаться в стороне от этого. Бросить всё и приехать к ним я не могу – семья, ребёнок, груз лет. Пишу письма по инстанциям. У Медведева открылся блог. Вот моё письмо туда:

Господин президент, хотелось бы узнать, что вы почувствовали бы, присаживаясь на пень от срубленного дерева, которое помнит времена Ивана Грозного, которое пережило все революции и войны, которые потрясали Россию последние 500 лет? Сейчас в заповеднике Утриш Краснодарского края вырубают такого возраста можжевельники, и ходят слухи, что там будет строиться президентский комплекс для отдыха вашего и ваших последователей. Даже если эти варварские работы ведутся не для вас – они всё равно ведутся. Значит для каких-то чиновников или олигархов. Но ведь вся эта пена уйдёт, а Россия лишится уникального заповедного уголка. И произойдёт это в период вашего правления. Вам не обидно? Не страшно? Что вы войдёте этим в историю России...


Read more...Collapse )

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner